Что значит великое славословие

Великое славословие

Вели́кое славосло́вие (греч. Ἡ Μεγάλη Δοξολογία ) — в православном богослужении молитвословие, основанное на ангельской песне «слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!», пропетой при благовестии пастухам о Рождении Иисуса Христа. В Католической церкви Великому славословию соответствует гимн Gloria in Excelsis Deo.

Великое славословие входит в состав утрени и повечерия (не употребляется за богослужением с понедельника по пятницу первой-шестой и Страстной седмиц Великого поста [1] ). В праздничные и воскресные дни великое славословие на утрене поется, в будние — читается. В богослужебной практике укоренился обычай на Великом славословии открывать Царские врата, а священнику облачатся в фелонь. [2]

Содержание

Текст

Δόξα σοι τῷ δείξαντι τὸ φῶς.

Δόξα ἐν ὑψίστοις Θεῷ, καὶ ἐπὶ γῆς εἰρήνη, ἐν ἀνθρώποις εὐδοκία.
Ὑμνοῦμέν σε, εὐλογοῦμέν σε, προσκυνοῦμέν σε, δοξολογοῦμέν σε, εὐχαριστοῦμέν σοι, διὰ τὴν μεγάλην σου δόξαν.
Κύριε, Βασιλεῦ, ἐπουράνιε Θεέ, Πάτερ παντοκράτορ· Κύριε Υἱὲ μονογενές, Ἰησοῦ Χριστέ, καὶ Ἅγιον Πνεῦμα.
Κύριε ὁ Θεός, ὁ ἀμνὸς τοῦ Θεοῦ, ὁ Υἱὸς τοῦ Πατρός, ὁ αἴρων τὴν ἁμαρτίαν τοῦ κόσμου, ἐλέησον ἡμᾶς, ὁ αἴρων τὰς ἁμαρτίας τοῦ κόσμου.
Πρόσδεξαι τὴν δέησιν ἡμῶν, ὁ καθήμενος ἐν δεξιᾷ τοῦ Πατρός, καὶ ἐλέησον ἡμᾶς.
Ὅτι σὺ εἶ μόνος Ἅγιος, σὺ εἶ μόνος Κύριος, Ἰησοῦς Χριστός, εἰς δόξαν Θεοῦ Πατρός. Ἀμήν.
Καθ’ ἑκάστην ἡμέραν εὐλογήσω σε, καὶ αἰνέσω τὸ ὄνομά σου εἰς τὸν αἰῶνα, καὶ εἰς τὸν αἰῶνα τοῦ αἰῶνος.
Καταξίωσον, Κύριε, ἐν τῇ ἡμέρᾳ ταύτῃ, ἀναμαρτήτους φυλαχθῆναι ἡμᾶς.
Εὐλογητὸς εἶ, Κύριε, ὁ Θεὸς τῶν Πατέρων ἡμῶν, καὶ αἰνετὸν καὶ δεδοξασμένον τὸ ὄνομά σου εἰς τοὺς αἰῶνας. Ἀμήν.
Γένοιτο, Κύριε, τὸ ἔλεός σου ἐφ’ ἡμᾶς, καθάπερ ἠλπίσαμεν ἐπὶ σέ.
Εὐλογητὸς εἶ, Κύριε· δίδαξόν με τὰ δικαιώματά σου (ἐκ γ´).
Κύριε, καταφυγὴ ἐγενήθης ἡμῖν, ἐν γενεᾷ καὶ γενεᾷ. Ἐγὼ εἶπα· Κύριε, ἐλέησόν με· ἴασαι τὴν ψυχήν μου, ὅτι ἥμαρτόν σοι.
Κύριε, πρὸς σὲ κατέφυγον· δίδαξόν με τοῦ ποιεῖν τὸ θέλημά σου, ὅτι σὺ εἶ ὁ Θεός μου.
Ὅτι παρὰ σοὶ πηγὴ ζωῆς· ἐν τῷ φωτί σου ὀψόμεθα φῶς.
Παράτεινον τὸ ἔλεός σου τοῖς γινώσκουσί σε.
Ἅγιος ὁ Θεός, Ἅγιος Ἰσχυρός, Ἅγιος Ἀθάνατος, ἐλέησον ἡμᾶς (τρίς).
Δόξα. Καὶ νῦν.

Ἅγιος Ἀθάνατος, ἐλέησον ἡμᾶς.

Слава Тебе, показавшему нам свет!

Хор:
Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение. Хвалим Тя, благословим Тя, кланяемтися, славословим Тя, благодарим Тя великия ради славы Твоея.
Господи, Царю Небесный, Боже, Отче Вседержителю, Господи Сыне Единородный, Иисусе Христе, и Святый Душе. Господи Боже, Агнче Божий, Сыне Отечь, вземляй грехи мира, помилуй нас.
Вземляй грехи мира, приими молитву нашу. Седяй одесную Отца, помилуй нас. Яко Ты еси Един Свят; Ты еси Един Господь, Иисус Христос, в славу Бога Отца, аминь.
На всяк день благословлю Тя и восхвалю имя Твое во веки, и в век века. Сподоби, Господи, в день сей без греха сохранитися нам!
Благословен еси, Господи Боже отец наших, и хвально и прославлено имя Твое во веки, аминь.
Буди, Господи, милость Твоя на нас, якоже уповахом на Тя.
Благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим (трижды).
Господи! прибежище был еси нам в род и род. Аз рех: Господи! помилуй мя, исцели душу мою, яко согреших Тебе.
Господи! к Тебе прибегох: научи мя творити волю Твою, яко Ты еси Бог мой, яко у Тебе источник живота, во свете Твоем узрим свет. Пробави милость Твою ведущим Тя!
Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас! (трижды).
Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, и ныне и присно и во веки веков, аминь.
Святый Безсмертный, помилуй нас. Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас!

Происхождение

Великое славословие присутствует в составе древних восточных литургий (например, Фаддея и Мария). [3] В литургии Апостольских постановлений (конец IV века) приводится ранний текст славословия, включенный в состав утрени. [4] В чине литургии апостола Петра часть Великого славословия «Агнче Божий, вземляй грех мира, помилуй нас» используется в качестве причастного стиха. [5] Об употреблении на утрене песни «Слава в вышних Богу» упоминает псевдо-Афанасий в своём сочинении «О девстве».

Состав

Великое славословие состоит из двух частей. Первая часть, особо торжественная и радостная, начинается словами из Евангелия от Луки — «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение» (Лк.2:14), которые предваряются возгласом священника: «Слава Тебе, показавшему нам свет!» (восходит к временам раннего христианства и символизирует утреннюю зарю). Далее следует просительное обращение ко всем лицам Святой Троицы и краткое торжественное исповедание Христа, аналогичное совершаемому на литургии перед приобщением Святых Даров, — «Яко Ты еси Един Свят; Ты еси Един Господь, Иисус Христос, в славу Бога Отца, аминь».

Вторая часть менее радостная и является компилятивной: состоит из различных библейских стихов (например, Пс.144:2, Пс.118:12, Дан.3:25 и другие). Эта часть уже исполнена покаянной скорбью и прошением очищения от грехов. Каждое из её молитвенных и хвалебных восклицаний, по мнению М. Н. Скабаллановича, «слиш­ком полно, законченно само в себе, чтобы еще нужно было продолжение или восполнение его». [3]

Уставные указания, касающиеся Великого славословия

На всенощном бдении накануне Крестопоклонной (3-ей) Недели Великого поста, Происхождения честных древ Креста Господня (14 августа) и Воздвижения Креста Господня (27 сентября) перед Великим славословием настоятель надевает полное облачение (как на литургии), а при пении Трисвятого совершает вынос Креста.

На утрене Великой Субботы (служится вечером в Великую Пятницу) настоятель надевает полное облачение, и перед славословием священники выходят к плащанице, а при пении Трисвятого берут плащаницу и начинают чин погребения Спасителя (крестный ход с плащаницей вокруг храма). То же самое совершается и при чине погребения Божией Матери (может совершаться в любой день попразднства Успения (до Отдания)).

Источник

Изучаем богослужение: Великое славословие – гимн Богу при восходе солнца

В сегодняшнем нашем материале мы поговорим о чудесной богослужебной песне, называемой «Великое славословие» и поющейся вечером, в самом конце утреней службы.

С суточным циклом богослужения сегодня сложилась достаточно необычная ситуация, так как утреню практически всегда служат вечером, а вечерню – нередко утром. Такая традиция немного искажает восприятие богослужения, но это не мешает нам в нем разбираться и понимать, что происходит в храме.

Каждая часть всего суточного цикла особенная, имеет свою историю происхождения и смысл. И в этот раз мы сосредоточимся на одновременно хвалебной и покаянной молитве – Великом славословии. Так как она помещается в самом конце утрени (а также на повечерии), то является весьма гармоничным «прологом» к литургии. Мне известны приходы, где в субботу вечером служат лишь девятый час и вечерню, а утреню, с 1-м, 3-м, 6-м часом – в воскресенье утром, как раз в преддверии литургии. Для современных прихожан такой порядок, возможно, немного непривычен, но зато каждая часть суточного богослужения попадает, хотя и не во всем, примерно на свое изначальное место.

Структура

Если мы откроем текст Великого славословия, то увидим, что его структуру можно разделить на три части.

Первая часть начинается со слов «Слава в вышних Богу» и заканчивается «На всяк день благословлю Тя, и восхвалю Имя Твое во веки, и в век века».

Вторая часть ограничена словами «Сподоби, Господи, в день сей без греха сохранитися нам» и «Благословен еси, Господи, научи мя оправданием Твоим».

Третья же – начинается с «Господи, прибежище был еси нам в род и род» и завершается на «Пробави милость Твою ведущим Тя».

Читайте также:  Что за кепка с иероглифами

Screenshot 24(2)Великое славословие. Текст. Фото: azbyka.ru

Более древнее происхождение имеет именно первая часть. Исследователи полагают, что уже во второй половине IV столетия она употреблялась во время богослужения и была известна под наименованием «ангельского» или «утреннего» гимна. Данное молитвословие уже тогда являлось весьма популярным и довольно быстро распространилось по всему христианскому миру. Об этом свидетельствует от факт, что песнь «Слава в вышних Богу» была переведена на все христианские языки. Одним из наиболее древних считается греческий вариант, помещенный в седьмой книге «Апостольских постановлений», датируемых примерно 380 г. Также, например, к V-VI столетиям восходят сирийские и армянские переводы.

Уже во второй половине IV столетия эта песнь исполнялась во время богослужения и была известна под наименованием «ангельского» или «утреннего» гимна.

Если мы будем внимательны, то заметим, что первая часть Великого славословия начинается с ангельского пения, которым Небесные Силы возвещали Рождество Христово (Лк. 2, 14). Мне кажется, что лучше всего наше восприятие этих слов должно формироваться сквозь призму наставления святителя Григория Паламы: «По причине Родившегося сегодня и пастыри вместе с Ангелами составляют общий хор и тот же воспевает похвальный гимн и общую начинают песнь; не потому, что бы Ангелы взяли в руки пастырские свирели, но потому что пастыри были озарены светом Ангелов и оказались в среде небесного воинства и научаются от Ангелов небесному гимну».

Словами «Хвалим Тя, благословим Тя» начинается общее прославление Бога. В предложении «Господи Царю Небесный, Боже Отче…» мы, скажем так, конкретизируем свое славословие, выделяя Лица Святой Троицы. Когда хор поет «Господи Боже, Агнче Божий, Сыне Отечь», то этим он начинает довольно большой, по отношению ко всему тексту, христологический раздел. Пересмотрите эти слова еще раз, и вы поймете, как много догматов в них заключено.

Второй и третий разделы Великого славословия имеют более позднее происхождение и состоят в основном из ветхозаветных цитат, в частности, Псалтири и книги пророка Даниила. Хотя нельзя не сказать, что есть в них и самостоятельная, оригинальная молитва.

История

Интересно, что свидетельство одного из наиболее ранних употреблений гимна содержится в сочинении «О девстве», авторство которого приписывают святителю Афанасию Великому. Славословие здесь входит в утреннее правило для дев. Как я уже упоминал, в большинстве случаев, сегодня утреня служиться вечером, потому на Великом славословии мы традиционно включаем свет в алтаре. Можно сказать, что это отголосок древней традиции петь рассматриваемый гимн при восходе солнца. Об этом, к примеру, не раз упоминает в своих антиохийских проповедях святитель Иоанн Златоуст. В одном из писем к святителю Григорию Богослову Василий Великий, рассуждая о монашеской молитве, отмечает, что хорошо начинать день именно со славословия в честь Создателя, тем самым подражая Небесным Силам.

Вполне уместно допустить, что изначальный смысл Великого славословия привел к тому, что и сегодня оно поется после хвалитных стихир, являясь как бы их логическим продолжением. Эта традиция была закреплена в палестинском Часослове (VI в.) – «прадедушке» нашего современного Часослова, вобравшего из него многие богослужебные последования.

Кстати, возглас «Слава Тебе, показавшему нам Свет», с которого и начинается Великое славословие, являлся древним припевом к стихам хвалитных псалмов (148-150).

Великое славословие – это удивительное богослужебное песнопение, заключающее в себе огромное количество смыслов.

Стоит также отметить, что в традиции Западной Церкви, Великое славословие было включено в торжественную мессу. Впоследствии, все, кто принял римский литургический обряд, переняли и эту практику. А вот в константинопольском чине, в IX-XII, славословие пелось на утрене, только в центре храма, куда сходились и хор, и духовенство. При этом слова «Слава в вышних Богу» возглашались отдельным певцом прямо с амвона. По окончании пения совершался вход в алтарь с последующим прокимном и чтением Евангелия. Отголоском той традиции остается сегодняшнее исполнение Трисвятого сразу после Великого славословия.

Великое славословие – это удивительное богослужебное песнопение, заключающее в себе огромное количество смыслов. Вот возьмем только одну фразу: «Господи, прибежище был eси нам в род и род» (Пс. 89, 2).

«Почему это сказано, – вопрошает святитель Григорий Нисский и тут же сам отвечает, – потому, что Ты [Господи] прежде твари, объемлешь все вечное протяжение от того мгновении, когда естество века восприяло свое начало, и до того мгновения, когда придет конец; конец же нескончаемого – беспредельность».

По слову святителя Афанасия Великого, в обращении «Аз рех: Господи помилуй мя, исцели душу мою, яко согреших Тебе» (Пс. 40, 5), царь Давид, а вслед за ним и мы, молимся о своих грехах, как познавшие их в себе самих, понимая собственную нищету и убогость.

Безусловно, о всех смыслах каждой отдельной фразы, во время молитвы в храме, не упомнишь, но этого, пожалуй, и не нужно делать, чтоб не отвлекаться. Важнее, наверное, просмотреть их заранее, постараться как-то проникнуться, уловить общее содержание и настроение, чтоб уже на богослужении искренне возносить славословие к Самому Владыке вселенной.

Источник

Славословие

Славосло́вие (греч. Доксоло́гия; от δόξα — «слава» и λόγος — «слово»)– высшая форма молитвы и соот­вет­ству­ю­щие ей молит­во­сло­вия.

Входит в состав бого­слу­же­ния утрени и пове­че­рия. В празд­нич­ные и вос­крес­ные дни вели­кое сла­во­сло­вие на утрене поется, в будние – чита­ется.

В бого­слу­жеб­ной прак­тике уко­ре­нился обычай на Вели­ком сла­во­сло­вии откры­вать Цар­ские врата, а свя­щен­нику обла­чаться в фелонь.

2. Высшая форма молитвы, когда чело­век всем серд­цем и умом погру­жен в любовь к Богу.

пре­по­доб­ный Паисий Свя­то­го­рец:
Пусть «слава Тебе, Боже» нико­гда не сходит у вас с уст. Для меня, когда что-то болит, лекар­ством служит «слава Тебе, Боже»; ничто другое не помо­гает. «Слава Тебе, Боже» даже выше, чем «Гос­поди Иисусе Христе, поми­луй мя». Старец Тихон гово­рил: «“Гос­поди Иисусе Христе” стоит сто драхм, а “слава Тебе, Боже” стоит тысячу драхм, то есть гораздо больше». Этим он хотел ска­зать, что чело­век испра­ши­вает милость Божию по необ­хо­ди­мо­сти, а сла­во­сло­вит Бога по любо­че­стию, и это имеет боль­шую цен­ность. Он сове­то­вал гово­рить «слава Тебе, Боже» не только, когда у нас всё хорошо, но и когда терпим невзгоды, потому что и испы­та­ния попус­кает Бог для пользы души.

Текст вели­кого сла­во­сло­вия

Слава в вышних Богу, и на земли мир, в чело­ве­цех бла­го­во­ле­ние. Хвалим Тя, бла­го­сло­вим Тя, кла­няем Ти ся, сла­во­сло­вим Тя, бла­го­да­рим Тя вели­кия ради славы Твоея.
Гос­поди, Царю Небес­ный, Боже, Отче Все­дер­жи­телю, Гос­поди Сыне Еди­но­род­ный, Иисусе Христе, и Святый Душе. Гос­поди Боже, Агнче Божий, Сыне Отечь, взем­ляй* грех мира, поми­луй нас.
Взем­ляй грех мира, приими молитву нашу. Седяй одес­ную Отца, поми­луй нас. Яко Ты еси Един Свят; Ты еси Един Гос­подь, Иисус Хри­стос, в славу Бога Отца, аминь.
На всяк день бла­го­словлю Тя и вос­хвалю имя Твое во веки, и в век века. Спо­доби, Гос­поди, в день сей без греха сохра­ни­тися нам!
Бла­го­сло­вен еси, Гос­поди Боже отец наших, и хвально и про­слав­лено имя Твое во веки, аминь.
Буди, Гос­поди, милость Твоя на нас, якоже упо­ва­хом на Тя.
Бла­го­сло­вен еси, Гос­поди, научи мя оправ­да­нием Твоим (трижды).
Гос­поди, при­бе­жище был еси нам в род и род. Аз рех: Гос­поди, поми­луй мя, исцели душу мою, яко согре­ших Тебе.
Гос­поди, к Тебе при­бе­гох: научи мя тво­рити волю Твою, яко Ты еси Бог мой, яко у Тебе источ­ник живота, во свете Твоем узрим свет. Про­бави* милость Твою веду­щим Тя!
Святый Боже, Святый Креп­кий, Святый Без­смерт­ный, поми­луй нас! (трижды).
Слава Отцу и Сыну и Свя­тому Духу, и ныне и присно и во веки веков, аминь.
Святый Без­смерт­ный, поми­луй нас. Святый Боже, Святый Креп­кий, Святый Без­смерт­ный, поми­луй нас!

Читайте также:  Что за ягода в скорлупе

Взем­ляй — подъ­ем­лю­щий.
Про­бави — про­стри.

Вели­кое сла­во­сло­вие

про­то­и­е­рей Димит­рий Кувыр­та­лов

«Слава Тебе, пока­зав­шему нам свет» – этим воз­гла­сом в конце все­нощ­ного бдения древ­няя Цер­ковь при­вет­ство­вала начало нового дня. Вели­кое сла­во­сло­вие – одно из древ­ней­ших пес­но­пе­ний Церкви – про­слав­ляет Бога Творца, Про­мыс­ли­теля, Иску­пи­теля, Спа­си­теля и Жиз­но­давца. В этом воз­вы­шен­ном и тор­же­ствен­ном пес­но­пе­нии мы хвалим, бла­го­сло­вим, покла­ня­емся, сла­во­сло­вим и бла­го­да­рим Бога. Здесь мы испо­ве­дуем Боже­ствен­ные Имена, через кото­рые, как через сол­неч­ные лучи, нас каса­ется Боже­ствен­ная теп­лота, радость и сила.

Цен­траль­ная часть Сла­во­сло­вия – это исто­рия нашего спа­се­ния, совер­шен­ного Иису­сом Хри­стом не за наши заслуги, а по неиз­ре­чен­ной и непо­сти­жи­мой мило­сти Божией к нам.

«Во свете Твоем узрим свет». Закан­чи­ва­ется Сла­во­сло­вие вели­ким лико­ва­нием. Чело­век, испол­нен­ный гре­хов­ного мрака, про­све­ща­ется чув­ством Боже­ствен­ного при­сут­ствия. Ста­но­вясь светом, он видит себя рядом с Богом непро­све­щен­ным мраком; оси­ян­ный бла­го­да­тью Божией, ста­но­вится спо­соб­ным лице­зреть Бога – «Во свете Твоем узрим свет! Продли, Гос­поди, милость Твою зна­ю­щим Тебя».

Цер­ковь знает три вида моле­ния – про­ше­ние, бла­го­да­ре­ние и сла­во­сло­вие. Когда душа испол­нена мило­стей Божиих, когда она бла­го­да­рит Бога за все, нис­по­сы­ла­е­мое ей, тогда она в бла­го­го­вей­ном вос­торге сла­во­сло­вит, поет и пре­воз­но­сит Живо­на­чаль­ную Троицу. Поэтому Вели­кое Сла­во­сло­вие закан­чи­ва­ется пением Три­свя­того.

Чело­век не может жить без Бога, чело­век сроден Богу. Бог соде­лал нас Собой… Чело­век сла­во­сло­вит Бога, навы­кая рай­скому состо­я­нию души.

Содер­жа­ние вели­кого сла­во­сло­вия

Самое сла­во­сло­вие начи­на­ется ангель­скою песнью при рож­де­нии Спа­си­теля, – чем утреня, уже бли­зя­ща­яся к концу, воз­вра­ща­ется к своему началу (люби­мый прием в цер­ков­ных песнях). Такая высо­кая, небес­ная песнь освя­щает наши уста (как и пред утре­ней) для нашей соб­ствен­ной песни, кото­рая и начи­на­ется со слов: «хвалим (соб­ственно: «поем») Тя, бла­го­сло­вим Тя, кла­няем Ти ся» (ср. с заклю­че­нием к недав­ней 8‑й песни канона), напо­ми­на­ю­щих своею крат­ко­стью и общ­но­стью вели­чай­шую песнь литур­гии («Тебе поем»): как там не ука­зы­ва­ется, за что поем, бла­го­сло­вим и бла­го­да­рим Гос­пода и о чем молимся Ему, потому что бла­го­да­рим тогда за все и молимся о всем и пере­чень вышел бы бес­ко­неч­ным, так не ука­зы­ва­ется это и здесь, а ука­зы­ва­ется вер­хов­ная при­чина нашей хвалы, покло­не­ния и бла­го­да­ре­ния – вели­кая слава Божия.

За этим про­слав­ле­нием Бога в песни сле­дует молитва к Нему, пере­хо­дом к кото­рой служит молит­вен­ное обра­ще­ние ко всем лицам Св. Троицы порознь. Из Св. Троицы молитва направ­ля­ется глав­ным обра­зом к Хода­таю нашему на небе, Агнцу Божию (люби­мое назва­ние Спа­си­теля у древ­них хри­стиан), у Кото­рого мы просим поми­ло­ва­ния (основ­ное про­ше­ние всех молитв бдения – екте­ний), обу­слов­ли­ва­е­мого между прочим при­ня­тием насто­я­щих наших (долгих и уже бли­зя­щихся к концу) молитв.

Для уве­рен­но­сти в успехе этого про­ше­ния оно заклю­ча­ется тем тор­же­ствен­ным испо­ве­да­нием Христа, какое воз­гла­ша­ется на литур­гии пред самым при­об­ще­нием Св. Таин: «(Яко Ты еси) един Свят, (Ты еси) един Гос­подь, Иисус Хри­стос, в славу Бога Отца» (неиз­ме­ри­мую славу Божию налич­ность такого Сына еще уве­ли­чи­вает, хотя уве­ли­чить ее как бы некуда). Этим закан­чи­ва­ется первая часть вели­кого сла­во­сло­вия, заклю­ча­ю­ща­яся первым «аминь» в нем.

Третья часть уже исклю­чи­тельно молит­вен­ная. Пока­ян­ная скорбь здесь уже настолько уси­ли­ва­ется, что радост­ное про­слав­ле­ние Бога, кото­рым нача­лось вели­кое сла­во­сло­вие и кото­рое должно быть глав­ным пред­ме­том его, едва про­ры­ва­ется кое-где в отдель­ных выра­же­ниях («Бла­го­сло­вен еси Гос­поди» – Пс.118:12 ). Эта часть и начи­на­ется молит­вою, а не хвалою, в про­ти­во­по­лож­ность первым двум, молит­вою общего харак­тера о мило­сти Божией, однако рас­тво­ря­е­мою надеж­дою на Бога («Буди, Гос­поди, милость Твоя на нас, якоже упо­ва­хом на Тя» – Пс.32:22 ).

Эта общая молитва при­ни­мает затем более опре­де­лен­ный харак­тер и сво­дится к просьбе у Бога – научить нас Его оправ­да­ниям, просьбе, выра­жен­ной сло­вами 118 пс: «Бла­гословен еси, Гос­поди, научи мя оправ­да­нием Твоим» и повто­ря­е­мой трижды – к 3 Лицам Св. Троицы (причем повто­ре­ние это дела­ется не с изме­не­нием в тексте, как на вечерне в «Спо­доби Гос­поди», а с бук­валь­ною точ­но­стью, чем эффект уси­ли­ва­ется).

Далее эта еще довольно общая просьба раз­ви­ва­ется и разъ­яс­ня­ется: для осу­ществ­ле­ния в жизни оправ­да­ний Божиих нужно очи­ще­ние от грехов и умение тво­рить волю Божию. То и другое может быть подано только Самим Богом, к Кото­рому и нужно при­бег­нуть за помо­щью, как при­бе­гали к Нему всегда и все («Гос­поди, при­бе­жище был еси нам в род и род» – Пс.89:1 ); у Него и испра­ши­ва­ется сна­чала очи­ще­ние от грехов (сло­вами Пс.40:5: «Аз рех» – уси­лен­ная просьба: «Гос­поди, поми­луй мя, исцели душу мою, яко согре­ших Тебе»); а затем еще уси­лен­нее («Гос­поди, к Тебе при­бе­гох…») – науче­ние воле Его ( Пс.142:9 ).

Молитва заклю­ча­ется твер­дою уве­рен­но­стью в испол­не­нии ее, обос­но­вы­ва­е­мой (как в воз­гла­сах после екте­нии: «Яко Ты еси») на осо­бен­ной бли­зо­сти к нам Бога («Бог мой», Пс.142:9,10 ), источ­ника жизни и света («во свете Твоем узрим свет», т. е. утрен­ний – воз­вра­ще­ние к начально­му воз­гласу вели­кого сла­во­сло­вия при конце его). Послед­ними сло­вами своими: «про­бави (продли) милость Твою веду­щим Тя», вместе с преды­ду­щими: «яко у Тебе…» ( Пс.35:10,11 ) третья часть вели­кого сла­во­сло­вия воз­вра­ща­ется к своему началу, причем началь­ное ее про­ше­ние о мило­сти Божией к нам («буди») здесь уси­ли­ва­ется («про­бави»).

Нельзя не заме­тить, что ука­зан­ная связь между отдель­ными пред­ло­же­ни­ями насто­я­щей длин­ной песни не очень тесная; пере­ходы в ней от одной мысли к другой довольно неожи­данны. Песнь состоит, соб­ственно, из отры­воч­ных молит­вен­ных и хва­леб­ных вос­кли­ца­ний, из кото­рых каждое слиш­ком полно, закон­ченно само в себе, чтобы еще нужно было про­дол­же­ние или вос­пол­не­ние его. Все выра­же­ния взяты из Св. Писа­ния, и оттуда выбраны самые силь­ные.

На буд­нич­ных (несла­во­слов­ных) и вели­ко­пост­ных празд­нич­ных утре­нях, а также на пове­че­риях Вели­кое сла­во­сло­вие заме­ня­ется чте­нием все­днев­ного сла­во­сло­вия.

Текст все­днев­ного сла­во­сло­вия:

Слава в вышних Богу, и на земли мир, в чело­ве­цех бла­го­во­ле­ние. Хвалим Тя, бла­го­сло­вим Тя, кла­няем Ти ся, сла­во­сло­вим Тя, бла­го­да­рим Тя, вели­кия ради славы Твоея. Гос­поди, Царю Небес­ный, Боже, Отче Все­дер­жи­телю, Гос­поди Сыне Еди­но­род­ный, Иисусе Христе, и Святый Душе. Гос­поди Боже, Агнче Божий, Сыне Отечь, взем­ляй грех мира, поми­луй нас. Взем­ляй грех мира, приими молитву нашу. Седяй одес­ную Отца, поми­луй нас. Яко Ты еси Един Свят; Ты еси Един Гос­подь, Иисус Хри­стос, в славу Бога Отца, аминь.

На всяку нощь бла­го­словлю Тя и вос­хвалю имя Твое во веки, и в век века.

Гос­поди, при­бе­жище был еси нам в род и род. Аз рех: Гос­поди, поми­луй мя, исцели душу мою, яко согре­ших Тебе. Гос­поди, к Тебе при­бе­гох, научи мя тво­рити волю Твою, яко Ты еси Бог мой, яко у Тебе источ­ник живота, во свете Твоем узрим свет. Про­бави милость Твою веду­щим Тя.

Источник

О Всенощном бдении. Часть 6. О Великом славословии

Приблизительное время чтения: 7 мин.

Все́нощное бде́ние, или Все́нощная, – это православное богослужение, соединяющие в себе три службы: великую вечерню (иногда великое повечерие), утреню и первый час. В чем смысл Всенощного бдения, какие песнопения исполняет хор, что делают священнослужители, как библейские тексты, исполняемые на православном богослужении, повлияли на мировую культуру? Обо всем этом читайте в комментариях игумена Силуана (Туманова).

tumanov

Сегодня многие воспринимают Церковь как нечто положительное, но уже сказавшее свое последнее слово в истории.

«Да, помним, в свое время способствовала формированию русской культуры, письменности и становлению государственности. Да, дала России ряд известных исторических деятелей. Да, было много и других заслуг. Но сегодня-то что может Церковь сказать россиянам XXI века? Зачем так часто посещать храм? Что такого важного происходит в храме, чтобы отрывать самые сладкие часы сна и отдыха от своих выходных после тяжелой рабочей недели и посвящать их храму?»

Распространенная сегодня «религиозность» вполне позволяет обывателю совмещать несовместимое: «Бог в душе, а тело в магазине или перед телевизором».

К тому же не секрет, что жизнь Церкви непонятна редко посещающим её людям. И не только из-за непростого языка богослужения и разнообразной символики. У Церкви и секулярного общества разный взгляд на многие фундаментальные вопросы жизни – брак, семью, верность, нравственность, целомудрие, преемственность традиций и пр.

Читайте также:  Чем убрать запах в выгребной яме туалета

Но что такое Церковь? Это не какие-то бородатые старцы за высокими стенами с позолоченными крестами и куполами. Церковь – это все мы, носящие имя Христово. И от того, что в наших головах, чем вдохновлены наши поступки и какие они, наши поступки, зависит нечто большее, чем наш моральный облик.

Мы напоминаем миру о смысле его существования. Мы, разные и далеко не совершенные, собираемся в храмах, чтобы славословить Бога, и это единственное, неоценимо важное послание наше миру. Миру, теряющему без Бога разум.

Стихиры на хвалитех

После канона на утрене читают короткий текст, вкратце говорящий о духовной сути праздника и носящий особое название «светилен», что приблизительно переводится как «возвещающий приближение света». В воскресном каноне это песнопение называется греческим словом «экзапостиларий» – от глагола «высылаю», потому что в древности для пения этого песнопения певец посылался с клироса на середину храма.

В дни крупных праздников этот светилен может быть спет хором.

Содержание «стихир на хвалитех», как и других стихир на Всенощной, восхваляет отмечающееся в данный день евангельское или церковное событие или память празднуемого святого.

Великое славословие

Заканчиваются стихиры величественным пением одного из древнейших христианских гимнов — Великого славословия (IV век). Великое, потому что довольно большое по тексту. Основанное на ангельской песне «Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение», пропетой при Рождении Иисуса Христа (Лук. 2:14) и отрывках из псалмов, славословие сложно по содержанию. Оно прославляет Бога и содержит просьбы о спасении от греха, исцелении души, познании воли Божией. Текст древний, поэтому в нем практически нет прошений о наших земных нуждах – исцелении от болезней, например, и помощи в повседневных делах.

Так Церковь постоянно напоминает нам о том, что главное, а что второстепенное в нашей жизни.

В древности был обычай распределять песнопения и чтения ночной службы так, чтобы пение светильна и славословия, символизирующих свет, пришедший в мир через рождение Христа, приходилось на появление первых лучей восходящего солнца.

Этот обычай сохранился до наших дней на Афоне и в некоторых других монастырях. Поэтому после пения стихир на хвалитех вновь сияют паникадила, и в открытых Царских вратах виден священник, прославляющий Христа: «Слава Тебе, показавшему нам свет».

Славословие обычно поется на красивые мотивы. Некоторые настолько красивы, что слов за ними не разобрать. А жаль – текст важный для христианина.

Заканчивается пение славословия трисвятым «Святы́й Безсме́ртный, поми́луй нас. Святы́й Бо́же, Святы́й Кре́пкий, Святы́й Безсме́ртный, поми́луй нас!» и тропарем дня – кратким песнопением, раскрывающим смысл праздника.

После сдержанного и возвышенного текста Великого славословия мы уже подробнее молимся о наших основных, повседневных нуждах. Диакон на амвоне читает «сугубую» и «просительную» ектению, как на вечерне.

В конце второй ектении священник поворачивается лицом к нам и благословляет со словами «Мир всем!», а потом мысленно читает молитву. В древности она читалась вслух:

«Господи Святой, на высотах живущий и дольнее (находящееся внизу, на земле) озирающий, и всевидящим оком Твоим взирающий на всё творение! Пред Тобою мы склонились душою и телом и молимся Тебе, Святой Святых: простри невидимую руку Твою от святого жилища Твоего и благослови всех нас, и, если в чем согрешили мы, вольно или невольно, Ты нас, как благой и человеколюбивый Бог, прости, даруя нам необходимые для жизни в миру и для духовной жизни блага Твои».

Окончание Всенощной

Вслед за последним благословением священника хор поёт многолетие Патриарху, правящему епископу, настоятелю и прихожанам, закрываются царские врата, выключаются паникадила и… расходимся? Нет, еще не всё. Читается «Первый час» – последняя, заключительная часть Всенощного Бдения.

Часы́ (греч. ὧραι) — христианские общественные молитвословия, освящающие определённое время суток.

Как и остальные «часы», Первый час состоит из трех псалмов и разных молитв. В современной практике все это читается. Народ, утомленный длинным богослужением, уже особо не прислушивается к чтецу, собирается домой. Но если вслушаться, а еще и посмотреть перевод текста, то можно получить духовную пользу. Ведь Первый час – это не просто чтение «чего-то» ради соблюдения древних установлений, а осмысленное воспоминание событий Священной истории и молитвы, освящающие утро.

В трех псалмах – 5, 89 и 100, которые читаются на Первом часе, а также и в других молитвах этого часа вспоминается об изгнании из рая Адама и Евы, о том утреннем часе, когда Христос был приведен на суд Каиафы.

В молитвах часа мы просим Бога, чтобы Он «рано утром услышал голос наш» и помог в делах в продолжении дня.

Вслед за молитвой «Иже на всякое время…» священник смиренно выходит из алтаря в епитрахили, без блестящих риз. В полумраке он заканчивает Первый час молитвой Христу, в которой Он прославляется как «свет истинный, просвещающий всякого человека, грядущего в мир».

«Христе, Свет истинный, просвещающий и освящающий всякого человека, приходящего в мир! Запечатлей на нас свет лица Твоего, да увидим в Нем свет неприступный, и направь стопы наши к исполнению заповедей Твоих, по молитвам Пречистой Твоей Матери и всех Твоих святых. Аминь».

В конце молитвы священник преклоняется перед иконой Божией Матери в иконостасе, а хор поёт победную песнь в Её честь «Взбранной Воеводе победительная». В переводе она звучит так:

«Обороняющей нас Военачальнице за избавление от страшных бед мы, рабы Твои, Богородица, совершаем благодарственные торжества! Но Ты, как имеющая власть непобедимую, от всяческих опасностей нас избави, да взываем Тебе: Радуйся (приветствуем Тебя), Невеста, брака не познавшая!»

После чего священник снова произносит «отпуст», на этот раз краткий. Хор поёт трижды «Господи, помилуй», в некоторых храмах добавят еще немного общенародных песнопений в честь Богородицы и святых. И вот теперь всё.

Мы выходим из храма в мир.

Как родившиеся заново, вновь принявшие благодать православной веры.

Как при пении экзапостилария певца посылали с клироса в центр храма, как апостолы выходили из Иерусалима в разные концы Вселенной, так и мы посылаемся в мир, чтобы вновь вернуться в храм после проповеди.

Да, проповеди. Потому что после того, как мы приняли на себя имя Христово, наши поступки и слова – проповедь.

Эта проповедь доверена всем нам – православных христианам, посещающим общие храмовые богослужения, в том числе и Всенощное бдение. Мы, независимо от степени духовного роста, едиными устами славословим Бога и свидетельствуем перед всем миром о преображающем действии Православия, не прекращающемся действии Бога в этом мире.

Поэтому парадоксальным образом мы – неразумные – призваны в Церковь, чтобы вернуть разум в тот безумный мир, который нас окружает. Вернуть через преображение своей жизни.

Храм – это не только место, куда можно прибежать, когда плохо. Храм – это посольство нашей небесной Родины. И от нас, помолившихся на Всенощной, зависит, насколько в нашей стране будут не только вспоминать о славных православных страницах своего прошлого, но и будут жить богоугодно, по-настоящему православно.

Хорошо бы полюбить Всенощное бдение настолько, чтобы всякий субботний и предпраздничный вечер был без него пустым, чтобы душа звала в храм.

А Господь не оставит нас и посетит любовью наше истрепавшееся в житейских бурях сердце.

Источник

Adblock
detector